Как выбрать ТО, чего НЕТ?

Они приходят, приезжают, отмечая свое прибытие шампанским из слез и обид, закусывая тоненько нарезанной вазелиновой смазкой розового цвета

 

ОНИ

Личности и персоны проникают в кабинет своими тенями представителями элит и тайных сообществ. Все желают представиться, не открывая рта, и завести непринужденный разговор о смысле жизни на интуитивном уровне, обмениваясь вибрациями правильно структурированной энергии (естественно, экологически чистой).

Влетая и вползая, падая и подпрыгивая, они все хотят быть обыкновенными, самыми необыкновенными путями, приступая законы физики, логики и морали. Соблазняя и манипулируя, встречая и провожая, вторгаясь и отстраняясь, в бреду или наяву, всегда вместе, никогда порознь. Они приходят, приезжают, отмечая свое прибытие шампанским из слез и обид, закусывая тоненько нарезанной вазелиновой смазкой розового цвета.

Если вы тут впервые, вам прямо, если второй год, вам в подвал, если уже собираетесь уходить, тогда я вас провожу до крыльца, ступеньки скользкие, дверь клинит, окно высоко. Страшно себе даже подумать, чтобы было, если бы вас не было, что, где, когда, сколько и кому.

Каждый  новый – царь цирка теней, каждый второй – властелин неощущаемого мира обид и страстей, каждый – смелый рыцарь, сломавший копье на турнире за титул самого трусливого смельчака.

Они – суть порождения вольные, смотрящие вдаль опущенным в пол взглядом, нервные подергивания глаза, притупленное зрение, слух обострен, в голове — стоядерный процессор с системой спиртового охлаждения, в руках -рукав рубашки, на ногах — кроссовки, на голове – корона. Смотрится весьма отлично, чувствуется по-разному. Один только жест и запускается система сигнализации, наряд выехал вовремя, прибыл после закрытия центра, ущерб невозможно оценить в пирожках. 

Приходящие мысли толпятся в нетерпении около дверей, одна группа внутри, вторая снаружи, переговариваются через замочную скважину, пересматриваются через щели, процесс идет медленно.

  • Кто там?
  • Я!
  • Я?

Из вентиляции выехал грузовик и со скрипом затормозил на светофоре, ветер юго-западный, температура примерно 15 градусов Цельсия, точное время 19.00, завывание сквозняка как элемент тревожности и страха раскрыться тут и теперь.

Кресло тонет в форме, причинно-следственная связь ложится на журнальный столик томным взглядом, прожигающим единственно чистый предмет в комнате – бумажную салфетку. За стеной голоса, не то, чтобы там то же самое, что и тут, скорее тут тот же самый диалог, что и там, но за деньги и с последствиями, но не так, как там за стеной.

Они смотрят чаще туда, чем сквозь меня, там есть трафарет стула и отпечаток ноги, засохшие сопли и остатки вчерашнего утра, там, в принципе, есть все, что им нужно, это правильно смотреть туда, а не сквозь меня. Применяя внешнюю архитектуру косметических ремонтов от самых неизвестных косметологов, они бывают достаточно настойчивы в выборе причин и следствий, одобрений и защит, маскировок, тонировок, отрицаний.

Как выбрать то, чего нет?

Время с ними летит, оно испаряется, я даже не успеваю как следует затянуться ароматным дымом вишневого сада, в котором одна сестра что-то сказала другой сестре, а в итоге оказалось, что во всем виноват папа. С ними неимоверно интересно и сложно сдержать дрожь в конце сессии от ужаса, оставленного на кресле с той стороны. Все хорошо, только заснуть не может никто. Они знают это, они этим владеют, они ни за что это мне не отдадут.

Они много думают и мало делают, я рядом с ними много слушаю и мало делаю, работает только светофор на перекрестке, все остальные сублимируют. Кажущаяся важность улетучивается и заменяется сверхважностью, напряжение растет и выливается в перекидывании ноги на ногу.

Смысла становится больше, когда откидываешься на спинку кресла, моя роль растет, когда я задумчиво смотрю на отпечаток вчерашнего утра на стене, вечереет, становится холодно, в вентиляции воет напряжение байтов бегущих в хостинг.

Трудно себе представить, как может быть по-другому…

— ….понимаете, все так непонятно и запутанно, я ничего не знаю, все слишком сложно. Что посоветуете?

Максим Стефаненко

Иллюстрации ©Jean-Louis Corby, sculptor

Возникли вопросы — задайте их здесь

Добавить комментарий